Портал создан при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 11-04-12014в

Сообщение об ошибке

РУСИСТИКА НА УКРАИНЕ: ОБЗОР МОНОГРАФИЧЕСКИХ ИЗДАНИЙ

Author: 
Е.А. Коршунова
Category: 

В последние два десятилетия, когда русская литература стала именоваться на украинской земле «зарубежной», стало проблематичным и научное изучение русской словесности: попросту прекратилось стабильное поступление научных литературоведческих материалов, учебных пособий и периодики. В этой связи интересен тот факт, что в Россию украинские исследования по русистике поступают еще в меньшем объеме. Поэтому украинское литературоведение постепенно стало почти «отдельным материком», слабо связанным с метрополией. В данной ситуации несомненно полезным и актуальным является жанр обзора научных изданий по русистике на Украине, хотя бы частично восполняющего информационную лакуну. Не претендуя на исчерпывающий обзор, остановимся на известных нам монографических исследованиях украинских литературоведов. Среди них значительное место занимают работы по истории русской литературы XIX века.

Так, в центре исследования А.В. Попович [1] «Мифологические мотивы и образы в поэзии русского преромантизма» – рецепция мифа в русской преромантической поэзии. Поэтический процесс в России второй половины XVIII - начала XIX в. рассматривается в контексте изменения художественного сознания. Исследуются знаковые для переходности мифологемы Золотого века преромантиков на уровне мотивов, образов, жанрово-стилевых модификаций. Представлена типология структурно-семантических моделей освоения мифа.

В монографии Мусий В. Б. «Мифопоэтика русской предромантической и романтической прозы» [2] рассматриваются место и роль мифологического в художественном мышлении русских писателей начала XIX века. Предлагается сопоставительная характеристика предромантизма и романтизма как двух художественных систем с точки зрения понимания и художественного воплощения мифа, определяются основные направления сближения художественного и мифологического в русской литературе эпохи обретения ею художественности.

Монография Шульгун М.Э. «Аким Нахимов: возвращенное имя» [3] представляет собой исследование жизни и творчества русского писателя Украины первой четверти XIX века – А.Н. Нахимова. Основное внимание уделено изучению художественного наследия А.Н. Нахимова, всестороннему анализу всех его печатных, а также рукописных произведений. В монографии вводятся в научный оборот новые факты, актуализируются забытые тексты, на уровне их анализа, интерпретации. Поэзия писателя анализируется с привлечением широкого литературного контекста.

Украина – родина такого классика русской литературы, как Н. В. Гоголь. Поэтому украинские литературоведы продолжают плодотворно изучать наследие писателя. Например, монография В. В. Любецкой «Литературно-художественный стиль и словесный лад в творчестве Н. В. Гоголя» [4] посвящена изучению смыслового наполнения категории стиля в ряде теоретико-литературных дискурсов: эйдосном, литературоведческой грамматике и персоналистском, а также рассмотрению словесного лада в поэтическом произведении. В связи с этим приобретает важность осмысление своеобразия и эволюции художественного стиля Н. В. Гоголя и лада, присущего творчеству писателя. Осуществляется конкретизация особенностей различных теоретико-литературных дискурсов (эйдосная, литературоведческая грамматика и персоналистская теории литературы), которые опираются на разные методы и ставят перед собой различные цели исследования, соответственно, доказывается, что ведение «стиля» в каждом из них различно.

Литературоведческая грамматика является наиболее гносеологичной из названных направлений и соответствует новоевропейскому идеалу научности. Представление о стиле в границах литературоведческой грамматики доэстетично, так как не осмысливается чувственное, то есть «внутренняя форма» как пластически-живописный компонент образа.

Указывается основное отличие академических теорий литературы от филологической теории, которое кроется в отношении к языку. Определяется, что стиль – термин в любой из академических теорий литературы, отличен от «лада», который, как отмечает А. М. Ремизов, присущ произведениям Н. В. Гоголя. Имя «лад» возможно осмыслить в новой филологии, сущность которой определена мышлением вопрошающим. В границах эйдосного дискурса рассматривается живописный стиль Н. В. Гоголя. Исследуется гоголевский смех в обертонах от веселого до страшного и обосновывается, что «комическое» и «юмор» писателя нельзя понимать только как «шутовское» или «карикатуру». Стиль Н. В. Гоголя по самому существу был сосредоточен на дисгармонии жизни, но вместе с тем он стремился к ладу, поэтому и смех его изменяется, одухотворяясь.

В связи с этим в работе изучен сложный и многоликий феномен русской культуры – юродство, которое отлично от шутовства и предстает как трагический вариант смехового мира. Смеховой стиль и шутовство в произведениях Н. В. Гоголя сменяются пророческим словом, которое трудно для понимания и воспринимается как стиль-юродство в позднем творчестве писателя.

Проанализированы и другие важные составляющие гоголевского стиля – поэтичность, лиризм, образность, особенности созерцания («собирательность» и «значимость мелочей»), «выисканность слога», музыкальность, живописность, иконичность. Подчеркивается уникальность художественного «ведения» Н. В. Гоголя – стиль-видение (картина мира), с изобилием живописных мелочей, эволюционирует до стиля-ведения (икона мира), которому доступна иная реальность, исполненная священно-символическим смыслом. Таким образом, эстетически ценная картины мира в поэтике Н. В. Гоголя отлична от иконы мира, с принадлежащими ей иконичными образами, которая выступает как один из способов про¬явления и выражения благодатного лада. Следовательно, язык (стиль), в пределах которого раскрывается «целый мир», является «священно-символическим», осознающим свою вторичность по отношению к изначальному, «священно-онтологическому» существу языка, к ладу.

Лад в монографии не мыслится как литературоведческое понятие, так как «есть более строгое мышление, чем понятийное», он мыслится как присутствие, потому что «в «ладе» имя». Рассматриваются существенные различия «музыки» и «лада», а также определяется существо музыки и ее генетическая связь с лирикой. Детально исследуется мелодико-поэтическое содержание художественных произведений Н. В. Гоголя и освещаются возможные способы присутствия лада в творчестве писателя. Обозначается общий исток для музыкального и поэтического творчества, которым является онтологический лад. Впервые проясняется, как взаимодействуют в творчестве Н. В. Гоголя священно-онтологическое, находящееся в ладе, и эстетическое, заключенное в стиле.

Продолжает изучаться на Украине наследие завершителя классического периода русской литературы – А. П. Чехова, судьба которого связана с Крымом. В монографии В.А. Борбунюк «Интертекст мировой культуры в драматургии А.П. Чехова» [5] впервые предпринят комплексный, всесторонний анализ интертекстуальных связей драматургии Чехова, наметившей основные тенденции развития мирового театра XX века. Динамика чеховской интертекстуальности прослежена на материале «больших» пьес писателя: «Безотцовщина», «Иванов», «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад».

Исследование В. Я. Звиняцковского «Аксиография Чехова: система ценностей “чеховского интеллигента” в жизни и творчестве писателя, в современном мире и в школьном изучении» [6] представляет собой первый опыт описания иерархии ценностей «чеховского интеллигента», критически представленной в творчестве самого А.П. Чехова. В то же время отстаивается идея последовательности автора «Чайки» в развитии некой вполне определенной системы ценностей, некой «общей идеи, Бога живого человека».

После стремительной эволюции, после «выдавливания по капле раба» до своего тридцатилетия и поездки на Сахалин, – эволюции, скорее похожей на взросление гениального, но провинциального, целеустремленного, но живого человека, – Чехов уже твердо придерживается системы ценностей, обретенной в процессе этой эволюции. И далее эта система качественно не эволюционирует, прирастая лишь жизненным опытом человека и художника – опытом внешней полемики и внутренних переживаний, обретений и потерь.

В книге В. И. Силантьевой «Художественное мышление переходного времени (литература и живопись): А. П. Чехов, И. Левитан, В. Серов, К. Коровин» [7] решается проблема комплексного изучения произведений различных видов искусства (литература, живопись), предложена методика общего искусствоведческого анализа. Работа посвящена актуальному вопросу современного чеховедения — в ней исследуется творчество А. П. Чехова в контексте эстетически близких ему художников (И. Левитана, В. Серова, К. Коровина). Изученный материал позволил прийти к выводу о существовании феномена "рубежного сознания", свойственного всем периодам исторического "распутья" и "переориентации". Констатируя в современном искусстве подобные признаки, автор надеется, что данная монография поможет их назвать и систематизировать.

Исследование Г.А. Шалюгина «Чехов: “жизнь, которой мы не знаем”» [8] является плодом многолетних размышлений автора над чеховской темой в жанрах научной статьи, документального очерка. Книга содержит публикации неизвестных или забытых материалов о жизни и творчестве А.П. Чехова, его семейном и литературном окружении, об отражении в его прозе и драматургии реалий литературной и общественной жизни 80-90-900-х годов XIX и XX веков. Широко представлены неизвестные мемуарные источники, касающиеся крымского периода жизни писателя.

Публикуются исследования, предметом изучения которых становятся переходные явления. В книге А. И. Лагунова «А.А. Фет: от “золотого” к “серебряному” веку русской поэзии» [9] поэтическое творчество А. А. Фета рассматривается как наиболее живое и непосредственное связующее звено между двумя важнейшими этапами в развитии русской поэзии – ее «золотым» и «серебряным» веками. Исследованы общие закономерности и индивидуальные аспекты освоения и трансформации фетовской традиции в лирическом творчестве К. Фофанова, Вл. Соловьева, К. Бальмонта, В. Брюсова, А. Блока и других поэтов рубежа XIX-XX веков.

Монография О.А. Гончаровой «Русская литература в свете христианских ценностей (Ю.Н, Говоруха-Отрок – критик)» [10] посвящена анализу творческой деятельности известного в последней трети XIX века русского критика, публициста и прозаика Ю.Н. Говорухи-Отрока, по идеологическим причинам вычеркнутого из истории русской литературы на целое столетие. Его критические суждения о творчестве классиков XIX века с позиций христианских ценностей существенно обогащают современные представления о гуманистической сущности русской литературы, а прозаические произведения отражают сложные процессы духовной жизни того времени.

Возвратилось к русскому и украинскому читателю и творчество И. С. Шмелева. Творчество Ивана Сергеевича Шмелева, писателя первой волны русской эмиграции, в последние десятилетия вызывает активный литературоведческий интерес. Прижизненные публикации писателя на родине демонстрируют лишь начальный этап его творческого пути. Определяющие творческий облик художника произведения создавались в период эмиграции (1922–1950). Эмигрантская проза Шмелева пришла к русскому читателю лишь в 1980-е годы, что положило начало целостному осмыслению творчества писателя.

В монографии Е. А. Коршуновой «Между классикой и модерном: традиция и интертекстуальность в поэтике прозы Ивана Шмелева» [11] проведен анализ видов, форм и функций традиции и интертекстуальности в прозе писателя. Он позволил определить специфику проявлений и соотношения данных категорий в поэтике писателя, соотнести культурный фон и аксиологические ориентиры его творчества, расширить представления об особенностях его художественной системы, уточнить место И. С. Шмелева в литературном процессе первой половины XX века.

Для творческого сознания И. С. Шмелева наиболее востребованными становятся лип взаимосвязанных вида традиции: литературная и духовная. Эти традиции служат прообразом «новой эстетики», цель которой – «обожить искусство», указать на его религиозные истоки. Собственно интертекстуальность в большинстве случаев используется И. С. Шмелевым как продуктивная техника смыслопорождения, позволяющая лаконично, но емко и глубоко выражать смыслы художественного текста, достраивать их, благодаря подключению предшествующего литературного опыта и его ассимиляции в соответствии с собственным замыслом. И. С. Шмелев широко использует пародию, комизм, интертекстуальную игру, явную и скрытую полемику, что позволяет говорить об обогащении прозы писателя эстетическими достижениями модернизма и постмодернизма («Почему так случилось»).

Собственно исследованию литературы модернизма посвящено достаточно немало крупных исследований. Например, в монографии И. И. Московкиной «Между “pro” и “contra”: координаты художественного мира Леонида Андреева» [12] проза Л. Андреева рассматривается под углом зрения своеобразия его поэтики, жанровой системы и творческого метода в контексте предшествующей реалистической, современной ему модернистской и постмодернистской литературы первой трети XX века.

В книгах И. С. Заярной «Барокко и русская поэзия XX столетия: типология и преемственность художественных форм» [13] и «Эстетика русского авангарда в контексте традиций барокко» [14] рассмотрена история становления авангардного движения в русской литературе первой трети XX ст. Особое внимание уделено поэтическому авангарду (творчеству В. Хлебникова, В. Маяковского, Б. Пастернака, В. Каменского, Б. Лившица, С. Боброва, А. Введенского, Д. Хармса, Н. Заболоцкого и др.) и постмодернистской поэзии (И.Бродский, Е.Шварц, Д Бобышев, В.Кальпиди, А. Парщиков и др.) с точки зрения типологической проекции в ней поэтического наследия эпохи барокко; изучению специфики идиостилей этих авторов.

Художественное своеобразие поэзии русского авангарда, а также особенности эстетических поисков и теорий его представителей рассмотрены сквозь призму генетических и типологических связей со схожими явлениями в поэзии барокко. Освещен ряд историко-литературных и теоретических проблем, связанных с функционированием и модификацией традиций барокко в русской поэзии XX ст.. Художественное своеобразие современной поэзии показано сквозь призму исследования процессов формирования типологических связей в историческом движении литературы.

Акмеистическая парадигма представлена в работах Н. А. Золотухиной [15] и Т. А. Пахаревой [16]. В монографии «Поэтика новелл Н.С. Гумилева 1907-1909 гг.» впервые осуществлен всесторонний анализ поэтики жанрового своеобразия малой прозы Гумилева 1907-1909 годов в контексте творчества писателя (его лирики, драматургии, литератур критических работ), русской литературы символизма и постсимволизма.

В исследовании Т. А. Пахаревой «Опыт акмеизма (акмеистическая составляющая современной русской поэзии») акмеизм рассматривается как продуктивная составляющая современного литературного процесса. В книге обоснован взгляд на акмеизм как на явление, которое заметно повлияло не только на поэтику, но и на ценностные ориентации «неофициальной» поэзии 50-90-х годов XX в. Автор прослеживает разноаспектные связи с акмеистической «культурной парадигмой» в творчестве И. Бродского, Б. Кенжеева, Т. Kибиpoвa, В. Kpивулинa, Л. Лосева, Е. Рейна, О. Седаковой и др.

Исследование литературы Серебряного века продолжает работа И.Д. Гажевой «Творчество А. Белого в контексте культуры Серебряного века» [17]. Наибольшее внимание в пособии уделено его симфониям и романам, которые стали первыми образцами неомифологической прозы в русской литературе и во многом определили ее дальнейшее развитие. Автор объединяет литературоведческий анализ текста с изложением теоретических положений и обширной информацией о разных аспектах русской культуры Серебряного века (философию, живопись, музыку, театр). Значительное место в работе отводится исследованию языкового мастерства А. Белого, который был настоящим новатором языка и стиля русской художественной литературы.

В монографии О.А. Корниенко «Мифопоэтическая парадигма русской прозы 30-х годов XX века: Векторы эстетического поиска в литературе метрополии и зарубежья» [18] на основе изучения срезов разновекторных мифотворческих потоков определяется мифологический код русской прозы метрополии и зарубежья третьего десятилетия XX века, рассматриваются доминантно-репрезентативные мифопоэтические модели, их семантико-структурные модификации и трансфомации, исследуются стратегии и тенденции мифологизирования в сопряжении с динамикой эстетических поисков литературы.

Модернистская литература второго ряда стала предметом изучения в исследовании Т. А. Шеховцовой «Проза Л. Добычина: маргиналии русского модернизма» [19]. Проза Л. Добычина (1894-1936) рассматривается в аспектах онтологии и поэтики как художественная реализация маргинальной ментальности и оригинальная составляющая русского модернизма. Выявляются инварианты творчества писателя, исследуются формы выражения авторского сознания, специфика интертекстуальных взаимодействий. Творческое наследие Л. Добычина анализируется в контексте предмодернистской, модернистской и постмодернистской литературы.

Исследованию творчество А. П. Платонова посвящена книга А. В. Кебы «Андрей Платонов и мировая литература XX века: типологические связи» [20]. Работа представляет собой первое в литературоведении монографическое исследование связей А.П. Платонова с современной ему мировой литературой и философско-эстетической мыслью. Анализируются особенности восприятия и трансформации А. П. Платоновым идей О. Шпенглера, А. Бергсона, Ф. Ницше, типологические параллели между произведениями русского писателя и творчеством Дж. Джойса, Ф. Кафки, К. Чапека, М. Хвылевого и др.

Не оставлена без исследовательского внимания и современная литература. На Харьковщине положено начало изучению творчества выдающегося русского поэта Б. Чичибабина. Книга Л. Г. Фризмана и А. Э. Ходоса «Борис Чичибабин. Жизнь и поэзия» [21] — первый очерк жизни и творчества выдающегося русского поэта Бориса Алексеевича Чичибабина (1923—1994). Она рассказывает о его трудном жизненном пути и высоких душевных качествах, которые он проявил. Охарактеризована мотивная структура стихов поэта-гражданина, религиозность, эстетика, его поэтическое мастерство.

Книга И. Я. Лосиевского «Встреча с Петраркой: из наблюдений над интертекстом в чичибабинской лирике» [22] посвящена петрарковскому интертексту в лирике Бориса Чичибабина (1923 – 1994), рассмотренной в контексте европейских поэтических традиций XIV - XX веков.

Концу ХХ в., литературе постмодерна посвящены солидные исследования А. Ю. Мережинской [23, 24]. В работе А. Ю. Мережинской «Русская постмодернистская литература» дана многогранная картина стилевой динамики русской литературы XX века, которая рассматривается сквозь призму постмодернизма. Он трактуется как динамичная художественная система, имеющая собственные параметры, сформировавшаяся в русской литературе закономерно, обладающая специфическим ритмом развития и характерными типологическими чертами, отличающаяся ярко выраженным национальным своеобразием, стремящаяся к обновлению, включению опыта постмодернизма в новую художественную парадигму.

Исследуются также писательские стратегии литературной критики. В сборнике научных работ М. Г. Зельдовича «Творческое поведение. О феномене литературной критики, логике ее развития в русской культуре середины 19 века и общих принципах подобных штудий» [25, 26] представлены наиболее значимые статьи автора по истории русской критики ХІХ века. Исследование процесса формирования и развития писательской критики русских модернистов конца XIX - начала XX веков, а также жанрово-стилевых особенностей их литературно-критических произведений предпринято в монографии С. А. Кочетовой «Литературно-критическое творчество русских писателей-модернистов: жанрология, композиция, ритм, стиль» [27].

Как видно из приведенного обзора, изучение русской литературы на Украине имеет разновекторный и многоаспектный характер. Вопреки всем идеологическим препятствиям не только не прекращается, но и продуктивно развивается, создавая единую историю русской словесности.
_______________________________________________________________
1. Попович А.В. Мифологические мотивы и образы в поэзии русского преромантизма: Монография. - Херсон: "Айлант", 2011. - 210 с
2. Мусий В. Б. Мифопоэтика русской предромантической и романтической прозы: Монография. — Одесса: Астропринт, 2008. — 300 с.
3. Шульгун М.Э. Аким Нахимов: возвращенное имя. - Донецк: Норд-пресс, 2007. 220 с
4. Любецкая В. В. Литературно-художественній стиль и словесній лад в творчестве Н. В. Гоголя : монография / Виктория Валерьевна Любецкая. -Кривой Рог : Видавничий дім, 2012. - 195 с.
5. Борбунюк В.А. Интертекст мировой культуры в драматургии А.П. Чехова: Монография. - Харьков: ХИБМ, 2007. -211 с.
6. Звиняцковский В. Я. Аксиография Чехова: система ценностей «чеховского интеллигента» в жизни и творчестве писателя, в современном мире и в школьном изучении : пособие для учителя / В. Я. Звиняцковский. — Винница : Нова Книга, 2012. — 416 с.
7. Силантьєва В. I. Художнє мислення переходного часу (література та живопис): А. П. Чехов, I. Левітан, В. Серов, К. Коровін. — Одеса: Астро-принт, 2000. — 352 с.
8. Г.А. Шалюгин . ЧЕХОВ: «ЖИЗНЬ, КОТОРОЙ МЫ НЕ ЗНАЕМ»... Симферополь: Таврия, 2004. — 468 с.
9. Лагунов А.И. А.А. Фет: от «золотого» к «серебряному» веку русской поэзии. (В помощь учителю). - Орёл: Полиграфическая фирма «Картуш». 2009. - 240 с. (проф. ХНУ имени В.Н.Каразина
10. Гончарова О.А. Русская литература в свете христианских ценностей (Ю.Н, Говоруха-Отрок - критик). - X.: Майдан, 2006. - 164 с.
11. Коршунова Е. А. Между классикой и модерном: традиция и интертекстуальность в поэтике прозы Ивана Шмелева: монография / Е. А. Коршунова. - X.: ФОП Бровин А.В., 2013.-216 с.
12. Московкина И. И. Между «pro» и «contra»: координаты художественного мира Леонида Андреева: Монография. - X.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2005. -288 с.
13. Заярная И.С. Барокко и русская поэзия XX столетия: типология и преемственность художественных форм: Монография. - К.: Издательско-полиграфический центр "Киевский университет", 2004. - 405 с.
14. Заярная И. С. Эстетика русского авангарда в контексте традиций барокко: [Учеб. пособие].— К.: Логос, 2007.— 216 с
15. Золотухина Н.А. Поэтика новелл Н.С. Гумилева 1907-1909 гг. :Монография. - Харьков, 2009. - 146 с.
16. Пахарєва Т. А. Досвід акмеїзму (акмеїстична складова сучасної російської поезії) — К.: Парламентське вид-во, 2004. — 312 с.
17. Гажева І.Д. Творчість А. Бєлого в контексті культури Срібної доби: навч. Посібник / І. Д. Гажева. – Львів: Вид. центр ЛНУ імені Івана Франка, 2008. – 284 с.
18. Корниенко О. А. Мифопоэтическая парадигма русской прозы 30-х годов XX века: Векторы эстетического поиска в литературе метрополии и зарубежья: Монография. - К.: Логос, 2006. - 332 с.
19. Шеховцова Т. А. Проза Л. Добычина: маргиналии русского модернизма: Монография. - X.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2009. - 312 с.
20. Кеба А.В. Андрей Платонов и мировая литература XX века: типологические связи. -Каменец-Подольский: Абетка-НОВА, 2001.-320 с.
21. Фризман Л.Г., Ходос А.Э. Борис Чичибабин. Жизнь и поэзия / Харьк. гос. пед. ун-т им. Г.С. Сковороды. — Харьков: Консум, 1999. — 128 с.
22. Лосиевский И. Я. Встреча с Петраркой: Из наблюдений над интертекстом в чичибабинской лирике. -Харьков: Курсор, 2005. - 150 с.
23. Мережинская А. Ю. Русская постмодернистская литература : Учебник. - К. полиграфический центр "Киевский университет", 2007. - 335 с.
24. Мережинская А.Ю. Художественная парадигма переходной культурной эпохи. Русская проза 80–90-х годов ХХ века: Монография. / А.Ю. Мережинская. – К. : ИПЦ "Киевский университет", 2001. – 433 с.
25. Зельдович М. Г. «Творческое поведение». О феномене литературной кри-тики, логике ее развития в русской культуре середины 19 века и общих принципах подобных штудий. Проблемно-систематизированные фрагменты избранных работ автора. Часть 1. — Харьков: Права людини, 2010. — 328 (1-328) с.
26. Зельдович М.Г. «Творческое поведение». О феномене литературной кри¬тики, логике ее развития в русской культуре середины 19 века и общих принципах подобных штудий. Проблемно-система¬тизированные фрагменты избранных работ автора. Часть 2 -Харьков: Права людини, 2010. - 360 (329-688) с.
27. Кочетова С. А. Литературно-критическое творчество русских писателей-модернистов: жанрология, композиция, ритм, стиль. — Донецк: Норд-Пресс, 2006 - 240 с.