Портал создан при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 11-04-12014в

Сообщение об ошибке

ПОЛНЫЙ СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ СВОД СВИДЕТЕЛЬСТВ О ЖИЗНИ Н.В. ГОГОЛЯ

И.А. Виноградов. Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический свод документальных свидетельств. Научно-критическое издание. В 3 т. Т. 1. – М.: ИМЛИ РАН, 2011. – 904 с.

Наконец-то выходит первый том уникального издания, в котором собраны и научно прокомментированы ВСЕ известные нам свидетельства современников о Н.В. Гоголе. В первом томе имеются мемуарные и эпистолярные свидетельства о Гоголе его родных, а также воспоминания современников, связанные с пребыванием Гоголя на родине в Васильевке. Здесь есть документальные свидетельства о роде Гоголя, материалы о его жизни во время обучения в Полтавском уездном училище, в Нежинской гимназии высших наук (в том числе, документы из архивов училища и гимназии, мемуары соучеников). Петербургский период биографии представлен, помимо прочего, документами и воспоминаниями о службе Гоголя в Департаменте уделов, Патриотическом институте и в университете. Именной указатель насчитывает более полутора тысяч имен.

Игорь Алексеевич Виноградов – лучший знаток «Тараса Бульбы» в нашей стране. Можно по-разному относиться к его научным воззрениям, но без подготовленного им издания «Н.В. Гоголь. Тарас Бульба. Автографы, прижизненные издания. Историко-литературный и текстологический комментарий» (М., 2009) уже невозможно обойтись, изучая Гоголя. Виноградов – один из ведущих современных гоголеведов, он обладает особым даром находить уникальные документы и свидетельства гоголевского времени. Я далеко не всегда разделяю его интерпретации гоголевских произведений (следы несогласия остались, например, в моем отзыве официального оппонента на докторской защите Игоря Алексеевича), однако это совсем не мешает мне с глубоким сочувствием (и даже восхищением) относиться к его «трудам и дням».

«Ваше превосходительство! Щастливая надежда на вашу ко мне благорасположенность произвела смелость беспокоить вас, беспримерный благодетель, следующими строками: Известно вашему высокопревосх<одительству>, что Бог благословил меня двумя сынами, коих встречают уже те годы, в которых требует долг родителей дать им приличное воспитание». Вот такими замечательными строками начинается эта книга и, одновременно, прошение Василия Афанасьевича Гоголя-Яновского Д.П. Трощинскому о назначении его на должность в Киеве или Полтаве в связи с необходимостью обучения сыновей. Письмо публикуется не по первому издания, подготовленному В.И. Шенроком («с пропусками и ошибками», как отмечает Виноградов), а по архивному автографу с подробнейшим и тщательнейшим описанием этого автографа. После документа следует обширный историко-литературный комментарий Виноградова, содержащий совершенно нетривиальные и малоизвестные факты. Таков стиль и «дух» этого издания в целом.

Например, Виноградов не только приводит Записки матери Гоголя в виде письма к П.А. Кулишу и принципиально иную редакцию этих записок в письме к С.Т. Аксакову, но и скрупулезно отмечает все без исключения, включая мельчайшие, отличия этих Записок от чернового автографа письма.

Виноградов бывает порой суров по отношению к предшественникам, например, к первому биографу П.А. Кулишу («По-видимому, духовная сторона личности Гоголя и его окружения осталась непонятна и чужда Кулишу. В этом, в частности, можно найти ответ на вопрос, почему религиозная сторона личности писателя осталась в книге Кулиша о Гоголе без адекватного освещения и осмысления» - с. 44). Однако именно Виноградов подготовил и недавно издал опубликованные в 1856 году «Записки о жизни Николая Васильевича Гоголя» Кулиша).

Зачастую, впрочем, я согласен с нелицеприятной критикой Виноградова. Приведу лишь один из примеров справедливости его нареканий. Прослеживая биографию Иоанна Яковлевича Яновского (прадеда Гоголя), православного «викарного» священника, исследователь замечает: «…недостаточное знание истории и биографических источников – при предвзятом стремлении непременно сделать одного из предков Гоголя католиком – может привести к ошибочному утверждению, будто отец Иоанн Яковлевич Яновский принадлежал к католической конфессии. К сожалению, в литературе имеется пример подобного рода некомпетентного истолкования, предложенного в 1994 г. Ю.В. Манном (см.: «Определение викарный свидетельствует о том, что он принадлежал к католическому вероисповеданию. Спустя четверть века <…> он уже перешел в православие» (Манн Ю.В. Гоголь. Труды и дни: 1809-1845. М., 2004)» (c. 18), Любопытный читатель сам сможет убедиться, насколько внимательно и убедительно решает эту проблему Виноградов, обратившись к его аргументации на с. 17-18 (в сущности, учитывая крупный формат и размер шрифта издания, это отдельное биографическое исследование).

Мне особенно приятно отметить и тот факт, что книга Виноградова совершенно свободна от так часто встречающегося в нашей гуманитарной науки негативизма по отношению к исторической России (при котором тот трезвый объективизм, которому следует составитель и комментатор рассматриваемого издания, непременно воспринимается как – якобы – «идеализация»). Впрочем, один калифорнийский деятель, наш коллега-русист, договорился уже до того, что и пушкинский «Евгений Онегин» - это «лакировка действительности» проклятой «царской России».

Я никогда не считал себя специалистом по «биографии Гоголя», занимаясь исключительно гоголевскими текстами, поэтому оставляю возможность полемики с Виноградовым более подготовленным, нежели я, биографам писателя. Моя оценка этой книги – исключительно позитивная. Я благодарю Игоря Алексеевича за появившуюся, наконец, возможность пользоваться материалами этой книги, не опасаясь преднамеренных идеологических лакун и мировоззренческих (или аксиологических) «черных дыр», которые, как мы прекрасно знаем, имеются у гоголеведов РФии, во всем, что было так близко и дорого самому Гоголю (но так неприемлемо и чуждо этим гоголеведам). Потому блестящий (чисто академический) комментарий к «Тарасу Бульбе» Виноградова и не смог появиться в академическом «Полном собрании сочинений» Гоголя. Признать научную ценность этого комментария означало для многих коллег Игоря Алексеевича признаться в четкой идеологической маркированности того, чем они занимались всю жизнь, говоря, между тем, об «академической науке». Зато мы, читатели, лишь выиграли от появления отдельного издания этого комментария.

Однако же есть, разумеется, и недостатки издания. Притом очевидные. В числе таковых можно указать на отсутствие какой-либо вступительной статьи. Без подобной «генерализации» исключительно порой педантичные и весьма квалифицированные примечания Виноградова к различным публикуемым им документам не имеют – в данном случае – некой методологической опоры и в иных случаях могут показаться неструктурированным набором разнородных элементов. В отсутствие подобной статьи можно было бы в обширном именном указателе хотя бы как-то выделить страницы, где имеется основной комментарий исследователя работ того же П.А. Кулиша. Или В.И. Шенрока. Для удобства читателей, в числе которых будут не только специалисты. В чём-чём, а в этом-то я уверен совершенно.

(Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 11-04-12014 в)

Иван Есаулов