Портал создан при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ), проект № 11-04-12014в

Translations

Отечественное литературоведение в эпоху господства марксизма-ленинизма (1930-1980-е годы)

На протяжении последних двадцати лет об отечественном литературоведении советского периода пишут все больше и больше. В одних случаях ученые сосредотачиваются на каком-то локальном круге фактов (таким работам нет числа), в других рассматривают господствующую идеологию в ее воздействии на литературу и науку о ней3. При этом изучаются продолжавшиеся более полувека гонения на писателей и ученых, которые вершились государственными инстанциями4.

Град Китеж в русской литературе: парадоксы и тенденции

В статье рассматривается мотив невидимого града Китежа в русской литературе XIX–XX вв. Из местной этнографической особенности он превратился в символ национального образа мира. По-разному интерпретируя этот мотив, писатели выражают свое понимание России, революции и христианства.

Два мифа о Лермонтове и опыт поэтологического прочтения лирики поэта

В отношении Лермонтова до сих пор существует инерция стереотипного толкования. Лермонтов мифологизирован в той же степени, что и Гоголь. Один из самых известных в этом смысле мифов — утверждение В.С.Соловьева о «демоническом» характере творчества Лермонтова1. Защита Лермонтова Розановым2 на деле способствовала закреплению всё того же мифа, а статья Д.С.Мережковского «Лермонтов — Поэт сверхчеловечества»3 окончательно оформила старый миф.

Толстой в кривом зеркале толстоведения

Устойчивое внимание к творче скому наследию Толстого
свидетельствует о том, что и в начале XXI столетия оно остается
существенным фактором отечественной духовной культуры, однако следует
признать, что в современной науке нет общепризнанной концепции
творчества писателя, так что «всякий раз он оказывается проблемой»1 в
читательском или же исследовательском восприятии. М.В. Строганов в
рецензии на монографию И.Ю. Лученецкой-Бурдиной «Особенности
индивидуального стиля Л.Н. Толстого в 1870-1890 годы» (Ярославль, 2001)

«Был у вас Арзамас / Был у нас ОПОЯЗ»: О некоторых аспектах советского освоения русской классики

Строки, вынесенные в заглавие данной работы, принадлежат Ю.Н. Тынянову. Они относятся к своеобразному посланию, обращенному Тыняновым к Пушкину. Более полный контекст такой: «Был у вас / Арзамас / Был у нас / Опояз / И литература»1. Е.

Россия и революция: Вокруг наследия Ф.И. Тютчева

Одним из заметных культурных событий последних лет в России стал выход третьего тома Полного собрания сочинений и писем Ф.И. Тютчева, куда вошли все известные на сегодняшний день публицистические и историософские сочинения нашего поэта и мыслителя, написанные на французском языке [1] . Особого внимания заслуживает новый перевод тютчевских текстов, выполненный Б.Н. Тарасовым, и его же комментарий к этим текстам.

Национальное самосознание в русской классической литературе и его трансформации в отечественном литературоведении

В русской литературной критике значение национальной компоненты стало предметом заинтересованного обсуждения в двадцатые годы XIX века. А.С.Пушкин в статье «О народности в литературе» отмечал, что народность есть «достоинство, которое вполне может быть оценено одними соотечественниками – для других оно или не существует, или даже может показаться пороком»1.

Революционно-демократическая мифология и понимание русской литературы

Общим местом в дискуссиях последнего времени стала констатация очевидного кризиса в изучении русской словесности1. При этом советский вариант истории литературы признается, как правило, идеологически неверным и подвергается разнообразным «ревизиям», на которых не место здесь останавливаться.

Русская литература и христианство

В написанной истории русской литературы есть немало недоразумений, и самое большое – непонимание ее духовной сущности. Главное: русская литература была христианской. Само слово «литература» наименее удачное в данном случае. Латинское «литера», греческое – «грамма» (в русском переводе – «буква»). Из этих корней произошли разные слова: литература, грамматика, букварь. Точнее было бы назвать славянскую, а потом и русскую письменность другим словом. Не «литера» (литература), не «книга» (книжность), а само «слово», причем «Слово» с большой буквы, Слово Христово.

«Непрочитанный» А.Н. Островский: «поэзия предания» в плену «темного царства» революционно-демократической публицистики

«О темное царство! Темное царство! Ведь как ты крепко засело в наших светлых головах! Сидим мы в театре, смотрим и слушаем драму Островского и только и думаем, как бы нам укорить и обвинить темное царство. И до того сильно в нас это желание, до того мы поглощены мыслью найти в нем всякие вины, что мы наконец видим и слышим не то, что делается на сцене…».
Н.Н. Страхов
«Новое художественное произведение
и наша критика»

Страницы